Ода Державина «Фелица»: краткое содержание и анализ

Анализ оды «Фелица» Державина

До наших дней дошла весть о том, что Гавриил Романович Державин стал знаменитым благодаря произведению, которое он поначалу даже не хотел печатать. Любовь и славу поэту принесла ода «Фелица», написанная в 1782 году в честь великой императрицы Екатерины II. Однако нельзя сказать, что именно восхваление светлейшей государыни обеспечило произведению преданность читателей, ведь удержать репутацию классической и ценной с художественной точки зрения работы оде помогло ее содержание, выверенный набор выразительных средств.

Основная мысль оды

Стихотворная ода представляет собой ироничное жизнеописание императрицы и ее подданных. Однако Державин сумел между строк осветить и раскрыть важные для государства и народа проблемы. Мы видим, что Державин буквально принимает Екатерину II за светило, божество. Он боготворит ее, считая, что в ней воплотились все необходимые для разумного и достойного абсолютного монарха черты:

С другой стороны, Гавриила Романович показывает, что даже у такой несравненной правительницы могут находиться в подданных нечестные на руку люди, занимающиеся в лучшем случае тунеядством, а в худшем – казнокрадством и клеветой:

Художественная ценность произведения

В «Фелице» поэт сумел соединить несочетаемое: сатиру и высокий жанр оды, относящиеся к разным штилям. Это было запрещено, однако подобные контрасты в произведении только усилили живость и величавость образа Екатерины. То, что она «почасту ходила пешком» делает ее в глазах народа не только живой, настоящей (потому как она не боится быть ближе к своим подданным), но и показывает, что даже обыденные занятия не могут умалить величавость императрицы.

«Пышные» и «праздничные» эпитеты соседствуют со словами разговорного языка, что придает стихотворению необычность, и, следовательно, запоминаемость.

Поэтическая речь изобилует обращениями, аллегорическими образами, понятными современникам Державина.

Державинский слог впечатляет своей стройностью, монументальностью, стройным ритмом четырехстопного ямба. Синтаксические параллелизмы («где-где-где») придают стихотворению мелодичность.

Значение оды в истории литературы

Сам Державин признавал, что ему благодаря соединению биографичности, реалистичности и , в то же время, поэтическому восприятию удалось создать произведение, являющееся прародителем русского классического романа.

Богоподобная царевнаКиргиз-Кайсацкия орды!Которой мудрость несравненнаОткрыла верные следыЦаревичу младому ХлоруВзойти на ту высоку гору,Где роза без шипов растет,Где добродетель обитает,-Она мой дух и ум пленяет,Подай найти ее совет.

Подай, Фелица! наставленье:Как пышно и правдиво жить,Как укрощать страстей волненьеИ счастливым на свете быть?Меня твой голос возбуждает,Меня твой сын препровождает;Но им последовать я слаб.Мятясь житейской суетою,Сегодня властвую собою,А завтра прихотям я раб.

Мурзам твоим не подражая,Почасту ходишь ты пешком,И пища самая простаяБывает за твоим столом;Не дорожа твоим покоем,Читаешь, пишешь пред налоемИ всем из твоего пераБлаженство смертным проливаешь;Подобно в карты не играешь,Как я, от утра до утра.

Не слишком любишь маскарады,А в клоб не ступишь и ногой;Храня обычаи, обряды,Не донкишотствуешь собой;Коня парнасска не седлаешь,К духам в собранье не въезжаешь,Не ходишь с трона на Восток;Но кротости ходя стезею,Благотворящею душою,Полезных дней проводишь ток.

А я, проспавши до полудни,Курю табак и кофе пью;Преобращая в праздник будни,Кружу в химерах мысль мою:То плен от персов похищаю,То стрелы к туркам обращаю;То, возмечтав, что я султан,Вселенну устрашаю взглядом;То вдруг, прельщаяся нарядом,Скачу к портному по кафтан.

Или в пиру я пребогатом,Где праздник для меня дают,Где блещет стол сребром и златом,Где тысячи различных блюд:Там славный окорок вестфальской,Там звенья рыбы астраханской,Там плов и пироги стоят,Шампанским вафли запиваю;И все на свете забываюСредь вин, сластей и аромат.

Или средь рощицы прекраснойВ беседке, где фонтан шумит,При звоне арфы сладкогласной,Где ветерок едва дышит,Где все мне роскошь представляет,К утехам мысли уловляет,Томит и оживляет кровь;На бархатном диване лежа,Младой девицы чувства нежа,Вливаю в сердце ей любовь.

Или великолепным цугомВ карете англинской, златой,С собакой, шутом или другом,Или с красавицей какойЯ под качелями гуляю;В шинки пить меду заезжаю;Или, как то наскучит мне,По склонности моей к премене,Имея шапку набекрене,Лечу на резвом бегуне.

Или музыкой и певцами,Органом и волынкой вдруг,Или кулачными бойцамиИ пляской веселю мой дух;Или, о всех делах заботуОставя, езжу на охотуИ забавляюсь лаем псов;Или над невскими брегамиЯ тешусь по ночам рогамиИ греблей удалых гребцов.

Иль, сидя дома, я прокажу,Играя в дураки с женой;То с ней на голубятню лажу,То в жмурки резвимся порой;То в свайку с нею веселюся,То ею в голове ищуся;То в книгах рыться я люблю,Мой ум и сердце просвещаю,Полкана и Бову читаю;За библией, зевая, сплю.

Таков, Фелица, я развратен!Но на меня весь свет похож.Кто сколько мудростью ни знатен,Но всякий человек есть ложь.Не ходим света мы путями,Бежим разврата за мечтами.Между лентяем и брюзгой,Между тщеславья и порокомНашел кто разве ненарокомПуть добродетели прямой.

Нашел,- но льзя ль не заблуждатьсяНам, слабым смертным, в сем пути,Где сам рассудок спотыкатьсяИ должен вслед страстям идти;Где нам ученые невежды,Как мгла у путников, тмят вежды?Везде соблазн и лесть живет,Пашей всех роскошь угнетает.-Где ж добродетель обитает?Где роза без шипов растет?

Тебе единой лишь пристойно,Царевна! свет из тьмы творить;Деля Хаос на сферы стройно,Союзом целость их крепить;Из разногласия согласьеИ из страстей свирепых счастьеТы можешь только созидать.Так кормщик, через понт плывущий,Ловя под парус ветр ревущий,Умеет судном управлять.

Едина ты лишь не обидишь,Не оскорбляешь никого,Дурачествы сквозь пальцы видишь,Лишь зла не терпишь одного;Проступки снисхожденьем правишь,Как волк овец, людей не давишь,Ты знаешь прямо цену их.Царей они подвластны воле,-Но богу правосудну боле,Живущему в законах их.

Ты здраво о заслугах мыслишь,Достойным воздаешь ты честь,Пророком ты того не числишь,Кто только рифмы может плесть,А что сия ума забаваКалифов добрых честь и слава.Снисходишь ты на лирный лад:Поэзия тебе любезна,Приятна, сладостна, полезна,Как летом вкусный лимонад.

Слух идет о твоих поступках,Что ты нимало не горда;Любезна и в делах и в шутках,Приятна в дружбе и тверда;Что ты в напастях равнодушна,А в славе так великодушна,Что отреклась и мудрой слыть.Еще же говорят неложно,Что будто завсегда возможноТебе и правду говорить.

Неслыханное также дело,Достойное тебя одной,Что будто ты народу смелоО всем, и въявь и под рукой,И знать и мыслить позволяешь,И о себе не запрещаешьИ быль и небыль говорить;Что будто самым крокодилам,Твоих всех милостей зоилам,Всегда склоняешься простить.

Стремятся слез приятных рекиИз глубины души моей.О! коль счастливы человекиТам должны быть судьбой своей,Где ангел кроткий, ангел мирной,Сокрытый в светлости порфирной,С небес ниспослан скиптр носить!Там можно пошептать в беседахИ, казни не боясь, в обедахЗа здравие царей не пить.

Там с именем Фелицы можноВ строке описку поскоблить,Или портрет неосторожноЕе на землю уронить.Там свадеб шутовских не парят,В ледовых банях их не жарят,Не щелкают в усы вельмож;Князья наседками не клохчут,Любимцы въявь им не хохочутИ сажей не марают рож.

Ты ведаешь, Фелица! правыИ человеков и царей;Когда ты просвещаешь нравы,Ты не дурачишь так людей;В твои от дел отдохновеньиТы пишешь в сказках поученьиИ Хлору в азбуке твердишь:«Не делай ничего худого,И самого сатира злогоЛжецом презренным сотворишь».

Стыдишься слыть ты тем великой,Чтоб страшной, нелюбимой быть;Медведице прилично дикойЖивотных рвать и кровь их лить.Без крайнего в горячке бедстваТому ланцетов нужны ль средства,Без них кто обойтися мог?И славно ль быть тому тираном,Великим в зверстве Тамерланом,Кто благостью велик, как бог?

Фелицы слава, слава бога,Который брани усмирил;Который сира и убогаПокрыл, одел и накормил;Который оком лучезарнымШутам, трусам, неблагодарнымИ праведным свой свет дарит;Равно всех смертных просвещает,Больных покоит, исцеляет,Добро лишь для добра творит.

Который даровал свободуВ чужие области скакать,Позволил своему народуСребра и золота искать;Который воду разрешаетИ лес рубить не запрещает;Велит и ткать, и прясть, и шить;Развязывая ум и руки,Велит любить торги, наукиИ счастье дома находить;

Которого закон, десницаДают и милости и суд.-Вещай, премудрая Фелица!Где отличен от честных плут?Где старость по миру не бродит?Заслуга хлеб себе находит?Где месть не гонит никого?Где совесть с правдой обитают?Где добродетели сияют?-У трона разве твоего!

Но где твой трон сияет в мире?Где, ветвь небесная, цветешь?В Багдаде? Смирне? Кашемире? —Послушай, где ты ни живешь,-Хвалы мои тебе приметя,Не мни, чтоб шапки иль бешметяЗа них я от тебя желал.Почувствовать добра приятствоТакое есть души богатство,Какого Крез не собирал.

Прошу великого пророка,Да праха ног твоих коснусь,Да слов твоих сладчайша токаИ лицезренья наслаждусь!Небесные прошу я силы,Да, их простря сафирны крылы,Невидимо тебя хранятОт всех болезней, зол и скуки;Да дел твоих в потомстве звуки,Как в небе звезды, возблестят.

Ideja-tvorchestvo-3.jpg

Популярное на сайте

Великий преобразователь русской поэзии Г.Р. Державин

В 

В 1782 году еще не очень известный поэт Державин написал оду, посвященную «киргиз-кайсацкой царевне Фелице». Ода так и называлась «К Фелице». Трудная жизнь многому научила поэта, он умел быть осторожным. Ода прославляла простоту и гуманность обхождения с людьми императрицы Екатерины II и мудрость ее правления. Но одновременно обычным, а то и грубоватым разговорным языком она повествовала о роскошных забавах, о праздности слуг и придворных Фелицы, о «мурзах», которые отнюдь не достойны своей правительницы. В мурзах прозрачно угадывались фавориты Екатерины, и Державин, желая, чтобы ода в руки императрицы поскорее попала, одновременно этого и опасался. Как самодержица посмотрит на его смелую выходку: насмешку над ее любимцами! Но в конце концов ода оказалась на столе Екатерины, и та пришла от нее в восторг. Дальновидная и умная, она понимала, что придворных следует время от времени ставить на место и намеки оды – прекрасный для этого повод. Сама Екатерина II была писательницей (Фелица – один из ее литературных псевдонимов), оттого сразу оценила и художественные достоинства произведения. Мемуаристы пишут, что, призвав к себе поэта, императрица щедро его наградила: подарила золотую табакерку, наполненную золотыми червонцами.

К Державину пришла известность. Новый литературный журнал «Собеседник Любителей Российского Слова», который редактировала подруга императрицы княгиня Дашкова, а печаталась в нем сама Екатерина, открывался одой «К Фелице». О Державине заговорили, он стал знаменитостью. Только ли в удачном и смелом посвящении оды императрице было дело? Конечно же, нет! Читающую публику и собратьев по перу поразила сама форма произведения. Поэтическая речь «высокого» одического жанра звучала без экзальтации и напряженности. Живая, образная, насмешливая речь человека, хорошо понимающего, как устроена реальная жизнь. Об императрице, конечно же, говорилось похвально, но тоже не высокопарно. И, пожалуй, впервые в истории русской поэзии как о простой женщине, не небожителе:

Мурзам твоим не подражая,  Почасту ходишь ты пешком,  И пища самая простая  Бывает за твоим столом.  

Усиливая впечатление простоты и естественности, Державин отваживается на смелые сопоставления:

И, больше того, фривольничает, вводя в оду неприличные по светским нормам того времени детали и сценки. Вот как, например, проводит свой день придворный-мурза, празднолюбец и безбожник:

Иль, сидя дома, я прокажу,  Играя в дураки с женой;  То с ней на голубятню лажу,  То в жмурки резвимся порой,  То в свайку с нею веселюся,  То ею в голове ищуся;  То в книгах рыться я люблю,  Мой ум и сердце просвещаю:  Полкана и Бову читаю,  Над Библией, зевая, сплю.  

Произведение было наполнено веселыми, а нередко и язвительными намеками. На любящего плотно поесть и хорошо выпить Потемкина («Шампанским вафли запиваю / И все на свете забываю»). На кичащегося пышными выездами Орлова («великолепным цугом в карете англинской, златой»). На готового бросить все дела ради охоты Нарышкина («о всех делах заботу / Оставя, езжу на охоту / И забавляюсь лаем псов») и т.д. В жанре торжественной похвальной оды так еще никогда не писали. Поэт Е.И. Костров выразил общее мнение и одновременно легкую досаду по поводу удачливого соперника. В его стихотворном «Письме к творцу оды, сочиненной в похвалу Фелицы, царевны Киргизкайсацкой» есть строки:

Признаться, видно, что из моды  Уж вывелись парящи оды;  Ты простотой умел себя средь нас вознесть.  

Императрица приблизила к себе Державина. Помня о «бойцовских» свойствах его натуры и неподкупной честности, отправляла на различные ревизии, заканчивающиеся, как правило, шумным возмущением проверяемых. Поэт назначался губернатором Олонецкой, затем Тамбовской губернии. Но долго не удерживался: слишком рьяно и властно расправлялся с местными чиновниками. В Тамбове дело зашло так далеко, что наместник края Гудович подал в 1789 году жалобу императрице на «самоуправство» не считающегося ни с кем и ни с чем губернатора. Дело было передано в Сенатский суд. Державина отставили от должности и до окончания судебного разбирательства обязали жить в Москве, как сказали бы сейчас, под подпиской о невыезде.

И хотя поэта оправдали, он остался без должности и без расположения государыни. Рассчитывать можно было вновь лишь на себя самого: на предприимчивость, даровитость и удачу. И не падать духом. В составленных уже в конце жизни автобиографических «Записках», в которых поэт говорит о себе в третьем лице, он признается: «Не оставалось другого средства, как прибегнуть к своему таланту; вследствие чего написал он оду “Изображение Фелицы” и к 22-му числу сентября, то есть ко дню коронования императрицы, передал ее ко двору <…> Императрица, прочетши оную, приказала любимцу своему (имеется в виду Зубов, фаворит Екатерины, – Л.Д.) на другой день пригласить автора к нему ужинать и всегда принимать его в свою беседу».

В 

в–єВ Читайте также другие темы главы VI:

в–єВ Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XVIII века

  • Краткие содержания
  • Разные авторы
  • Державин — Фелица

Это Ода прославляет Екатерину Великую, ставя царицу очень высоко. Язык оды, конечно, сейчас кажется слишком торжественным и тяжелым, кроме того, использует Державин много отсылок к мифам и легендам.

Начинается произведение (и, собственно, продолжается) в духе обращения к той самой царицей. Сразу она называется «богоподобной», а далее этот эпитет лишь раскрывается на примерах. Державин описывает доброту, щедрость, мудрость правительницы. Он как простой смертный просит у этой «розы без шипов» наставлений.

На контрасте он переходит к своей личности, которая, по его мнению, слаба и порочна. Но у поэта есть хотя бы понимание, как жить достойно, но в мирской суете он постоянно об этом забывает. То маскарад, то охота, то хочется новый кафтан, то книги читать, то лень найдёт, то фантазия разыграется. Он горазд и в карты играть, и объедаться. После ироничного представления своих грехов поэт делает вывод, что таков и весь свет.

В поисках добродетели люди приходят к светлому образу правящей царицы. Народу повезло, ведь на глупость его и дурачества она смотрит с улыбкой, но зло карает, а добро награждает. Поэты у неё в чести, хотя им недостаточно просто сплетать рифмы без высокого смысла. Находит автор всё новые достоинства в царице – ей даже правду можно говорить.

Теперь сравнивается она со своими царственными предшественниками. Например, она не делает издевательских свадеб для шутов, как бывало. Она не зверствует, как дикая медведица. И снова описываются блага (и разные возможности), которые Екатерина дарит народу своему. У Фелицы автор не нашел ни единого недостатка, даже ничего ординарного.

Читайте также:  Анализ стихотворения А.С. Пушкина Фонтану Бахчисарайского дворца. О чём плачет Бахчисарайский фонтан

Ода возвышает героиню так, что будь у всё-таки материальной женщины недостатки, она бы избавилась от них – такую богиню видит в ней поэт, так он верит своему идеалу.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Краткое содержание

Свое название ода «Фелица» Державина, краткое содержание которой вы читаете, получила от имени героини «Сказки о царевиче Хлоре». Автор данного произведения — императрица Екатерина II.

В своем произведении этим именем Державин называет саму правительницу России. Кстати, оно переводится как «счастье». Суть оды сводится к прославлению Екатерины (ее привычек, скромности) и карикатурному, даже насмешливому изображению ее напыщенного окружения.

В образах, которые описывает Державин в оде «Фелица» (краткого содержания на «Брифли» не найти, но оно есть в этой статье), легко можно узнать некоторых приближенных к императрице особ. Например, Потемкина, который считался ее любимцем. А также графов Панина, Орлова, Нарышкина. Поэт умело изображает их насмешливые портреты, демонстрируя при этом определенную смелость. Ведь если кто-то из них сильно бы обиделся, то мог легко расправиться с Державиным.

Спасло его только то, что Екатерине II сильно понравилась эта ода и императрица стала благожелательно относиться к Державину.

При этом даже в самой оде «Фелица», краткое содержание которой приведено в этой статье, Державин решается давать советы императрице. В частности, поэт советует, чтобы она подчинялась закону, единому для всех. Завершается ода восхвалением государыни.

Державин «Фелица» в сокращении

Г. Р. Державин «Фелица» краткое содержание для читательского дневника:

Начинается произведение (и, собственно, продолжается) в духе обращения к Екатерине Великой. Сразу она называется «богоподобной», а далее этот эпитет лишь раскрывается на примерах. Державин описывает доброту, щедрость, мудрость правительницы. Он как простой смертный просит у этой «розы без шипов» наставлений.

На контрасте он переходит к своей личности, которая, по его мнению, слаба и порочна. Но у поэта есть хотя бы понимание, как жить достойно, но в мирской суете он постоянно об этом забывает. То маскарад, то охота, то хочется новый кафтан, то книги читать, то лень найдёт, то фантазия разыграется. Он горазд и в карты играть, и объедаться. После ироничного представления своих грехов поэт делает вывод, что таков и весь свет.

В поисках добродетели люди приходят к светлому образу правящей царицы. Народу повезло, ведь на глупость его и дурачества она смотрит с улыбкой, но зло карает, а добро награждает. Поэты у неё в чести, хотя им недостаточно просто сплетать рифмы без высокого смысла. Находит автор всё новые достоинства в царице – ей даже правду можно говорить.

Теперь сравнивается она со своими царственными предшественниками. Например, она не делает издевательских свадеб для шутов, как бывало. Она не зверствует, как дикая медведица. И снова описываются блага (и разные возможности), которые Екатерина дарит народу своему. У Фелицы автор не нашел ни единого недостатка, даже ничего ординарного.

Вывод:

Ода возвышает героиню так, что будь у всё-таки материальной женщины недостатки, она бы избавилась от них – такую богиню видит в ней поэт, так он верит своему идеалу.

Образ императрицы

В оде «Фелица» Державина, краткое содержание которой содержит смысловую квинтэссенцию произведения, императрица поначалу предстает перед нами в привычном богоподобном образе. Для писателя она образец просвещенного монарха. При этом он приукрашивает ее облик, свято веря в изображаемый образ.

Читайте также:  Шукшин, Ванька Тепляшин. В чем вы усматриваете основную тему и идею рассказа?

В тоже время в стихах поэта проскальзывают мысли не только о мудрости власти, но и о недобросовестности и низком уровне образованности ее исполнителей. Многих из них интересует только собственная выгода. Стоит признать, что эти идеи появлялись и ранее, но никогда раньше реальные исторические личности не были настолько узнаваемы.

В оде «Фелица» Державина (краткое содержание «Брифли» предложить пока не может) поэт предстает перед нами как смелый и отважный первооткрыватель. Он составляет удивительный симбиоз, дополняя хвалебную оду индивидуальными чертами персонажей и остроумной сатирой.

Средства выразительности

Державин для более глубокой проработки образов использует разные средства художественной выразительности:

  • метафоры («проливать блаженство», «стезя кротости», «мысли в химерах»);
  • сравнения («Как волк овец, людей не давишь», «Кто благостью велик, как бог?»);
  • эпитеты («богоподобная царица», «мудрость несравненна», «оком лучезарным», «праведный свет»);
  • риторические обращения («Подай, Фелица!»);
  • риторические вопросы («Где ж добродетель обитает? / Где роза без шипов растет?»);
  • фразеологизмы («пленять дух и ум», «укрощать страсти»);
  • анафоры («Где праздник для меня дают, / Где блещет стол сребром и златом, / Где тысячи различных блюд…»).

Кроме этого, он использует прием антитезы, противопоставляя образ мудрой Фелицы развратным и ленивым мурзам и праздному лирическому герою. Благодаря этому он как бы делит свое произведение на две части: в первой он прославляет Фелицу, во второй же – обращает внимание на существующие проблемы. Противопоставление подчеркивает контраст между тем, что видит императрица в своих фаворитах, и тем, кем они на самом деле являются.

Творческое наследие Державина до сих пор вызывает исследовательский интерес. Оно сохраняет и свою актуальность, и эстетику. К нему возвращались и возвращаются многие поэты, которые высоко ценят поэтико-стилистические особенности оды «К Фелице». Без сомнения, Державин смог воздвигнуть себе литературный памятник, который не сломит «ни вихрь, ни буря, ни времени полет».

Автор: Альбина Исмаилова

История создания

Именно ода «Фелица» Державина, краткое содержание которой удобно для общего ознакомления с произведением, сделала имя поэту. Первоначально автор не думал о том, чтобы напечатать это стихотворение. Не афишировал его и скрывал авторство. Он всерьез опасался мести влиятельных вельмож, которых не в лучшем свете изобразил в тексте.

Только в 1783 году произведение получило распространение благодаря княгине Дашковой. Близкая соратница императрицы напечатала его в журнале «Собеседник любителей русского слова». Кстати, в него отдавала свои тексты и сама правительница России. По воспоминаниям Державина, Екатерина II так растрогалась, когда впервые прочитала оду, что даже начала плакать. В таких растроганных чувствах ее и обнаружила сама Дашкова.

Императрица непременно пожелала узнать, кто автор этого стихотворения. Ей показалось, что в тексте все было изображено максимально точно. В благодарность за оду «Фелица» Державина, краткое содержание и анализ которой приведены в этой статье, она направила поэту золотую табакерку. В ней лежали 500 червонцев.

После такого щедрого царского подарка к Державину пришли литературная слава и успех. Такой популярности до него не знал ни один поэт.

Темы и проблемы

  • Основной темой оды является похвала деятельности и уму царицы. Несмотря на шутливую форму повествования, Державин действительно восхищался императрицей. Ее образ жизни он противопоставлял лености и бесполезности дворянского сословия: она предпочитала простую пищу, уделяла много времени физическому и умственному труду, занималась государственными делами и не стремилась к славе. Но это не ослепляло его, поэтому он обращался к ней через свой поэтический текст с советами: просил судить по закону всех одинаково, независимо от чина и статуса; порицал ее «пашей», то есть помощников, которые только живут в роскоши, но не помогают с правлением.
  • Произвол и порочность окружения царицы — основная проблема оды «К Фелице». Поэт обличает чревоугодие, праздность, невежество и слабость государственных мужей, которые компрометируют императрицу.
  • Проблема права и бесправия, справедливости и несправедливости также прослеживается в тексте. Автор признает, что правосудие в руках царицы, но все же напоминает ей о том, что она пропагандирует следование заветам эпохи Просвещения, а значит, должна быть более демократичной и судить всех по заслугам, а не по чинам.
  • Еще одна тема произведения — просвещение. Автор иронично описывает досуг типичного дворянина: игры в дурака с женой, детские забавы, пиры и походы к портному. Ему он противопоставляет тягу императрицы к знаниям и ученым трудам. Однако он не устает подчеркивать контраст между тем, что восхваляет царица, и тем, что окружает ее на самом деле.
  • Двойные стандарты элиты также стали темой для раздумья Державина. Он серьезно и вместе с тем шутливо перебирает достоинства страны Фелицы, где можно говорить все и не бояться казни. Он с тоном знатока перебирает виды телесных наказаний, применяемых в России, но говорит, что этого можно не бояться (еще бы, ведь повествование идет от лица вельможи, а не простого человека). Однако на практике это не так, ведь автор сравнивает свою идиллию с розой без шипов, то есть с тем, чего не бывает.

Тематика и проблематика произведения заслуживают отдельной статьи, и, чтобы не затягивать эту, Многомудрый Литрекон просит Вас в случае необходимости спросить о теме, которая не упомянута, в комментариях. Он обязательно дополнит вышесказанное.

Художественные особенности оды «Фелица»

Державин творил в жанре классицизма. Это направление строго запрещало соединять несколько жанров, например, высокую оду и сатиру. Но поэт решился на такой смелый эксперимент. Причем он не только их объединил в своем тексте, но и сделал нечто небывалое для литературы того весьма консервативного времени.

Державин просто рушит традиции хвалебной оды, активно применяя в своем тексте сниженную, разговорную лексику. Использует даже откровенные просторечия, которые в принципе в те годы не приветствовались в литературе. Самое главное, рисует императрицу Екатерину II обычным человеком, отказываясь от ее классического парадного описания, которое активно применялось в подобных произведениях.

Именно поэтому в оде можно встретить описание бытовых сцен и даже литературный натюрморт.

Уникальность произведения

2068496.jpg

Читайте также:  Анализ и краткое содержание «Сестры Керри» Теодора Драйзера

Ознакомившись с кратким содержанием оды «Фелица», можно прийти к выводу, что автор нарушает все традиции, в которых обычно писались подобные произведения.

Поэт активно вводит разговорную лексику, не чурается нелитературных высказываний. Но самое главное отличие состоит в том, что он создает императрицу в человеческом обличье, отказываясь от ее официального образа. Примечательно, что многих текст смутил и потревожил, а вот сама Екатерина II была от него в восторге.

Новаторство Державина

Обыденный, бытовой образ Фелиции, за которой легко угадывается императрица — одно из основных новаторств Державина. При этом ему удается создать текст так, чтобы не снижать ее образ. Наоборот, поэт делает его реальным и человечным. Порой кажется, что поэт пишет его с натуры.

Во время чтения стихотворения «Фелица» можно убедиться, что автору удалось внести в поэзию индивидуальные характеристики реальных исторических персонажей, взятые им из жизни или созданные воображением. Все это было показано на фоне бытовой обстановки, которая была изображена максимально колоритно. Все это и сделало оду понятной и запоминающейся.

В результате в оде «Фелица» Державин умело сочетает стиль хвалебной оды с индивидуализацией реальных героев, также вносит элемент сатиры. В конечном счете, в оде, которая принадлежит высокому стилю, оказывается много элементов низких стилей.

Сам Державин определял ее жанр, как смешанную оду. Он утверждал: от классической оды она отличается тем, что в смешанном жанре у автора есть уникальная возможность говорить обо всем на свете. Так поэт разрушает каноны классицизма, стихотворению открывается путь для новой поэзии. Эта литература получает развитие в творчестве автора следующего поколения — Александра Пушкина.

Благоприятное стечение обстоятельств

Друзья Державина, первыми услышавшие оду, оказались от неё в восторге, но поспешили охладить пыл поэта: на публикацию произведения нечего было и надеяться, ведь в нем так явно читались выпады против знатных екатерининских вельмож. Тем не менее сама судьба словно подстроила все так, чтобы произведение не пролежало вечно в ящике державинского стола. Спустя год ода попала к поэту Осипу Козодавлеву, от него – к любителю словесности И.И. Шувалову, прочитавшему эти стихи на обеде перед компанией господ, среди которых был и князь Потемкин, один из завуалировано осмеянных в оде лиц. Князь решил сделать вид, что сочинение его не трогает и вообще не имеет к нему отношения, в результате чего Гавриил Романович смог вздохнуть с облегчением.

Значения оды «Фелица»

Сам Державин признавался, что большая заслуга состоит в том, что он решился на такой эксперимент. Известный исследователь его творчества Ходасевич отмечает, что Державин больше всего гордился тем, что первым из русских поэтов заговорил «забавным русским слогом», как он сам это называл.

Но поэт отдавал себе отчет, что его ода будет, по сути, первым художественным воплощением русского быта, станет зародышем реалистического романа. Также Ходасевич считал, что если бы Державин дожил до публикации «Евгения Онегина», то, несомненно, нашел бы в ней отзвуки своего творчества.

Используемые источники:

  • https://rustih.ru/gavrila-derzhavin-felica/
  • https://stihi-deti.ru/gavriil-derzhavin-felica/
  • https://licey.net/free/14-razbor_poeticheskih_proizvedenii_russkie_i_zarubezhnye_poety/67-russkaya_poeziya_xviii_veka/stages/3009-analiz_ody_gr_derzhavina_k_felice.html
  • https://jiyuu.su/kratkie-soderzhaniya/ody-derzhavina.html

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Litera.site - литературный сайт